Критерии успешности дел об исчезновениях
Дела об исчезновениях являются самыми известными чеченскими делами, поданными и выигранными в Европейском суде по правам человека (далее – ЕСПЧ). Однако, в настоящее время они получили распространение и в других республиках Северного Кавказа.

Рассмотрим несколько подобных дел и критерии успешности, которые помогут выиграть в ЕСПЧ дела об исчезновении Ваших родственников.

1) Алиев и Гаджиева против России.

21 января 2012 года Сиражудин Алиев и Газимагомед Абдуллаев ехали с поручением в центре Махачкалы, Дагестана, когда их остановила группа вооруженных людей в униформе ГИБДД. Вооруженные люди выстрелили, ударили автомобиль Абдуллаева своими дубинками, заставили выйти Алиева и Абдуллаева из машины, надели на них наручники, поместили в свои раздельные автомобили и увезли. Вскоре после этого автомобиль Абдуллаева был увезен похитителями. Похищение людей состоялось в присутствии многочисленных свидетелей.

По словам заявителей, их родственники были доставлены в помещение Центра противодействия экстремизму МВД Дагестана. С тех пор об исчезнувших и их местонахождении ничего не известно.

Заявители жаловались по ст. 2 Конвенции, что их родственники были похищены и впоследствии убиты агентами государства, местные власти не смогли принять эффективных мер для защиты их жизни, расследование по факту похищения было неэффективным.

ЕСПЧ отметил, что родственники заявили о похищении, как только они узнали об этом, то есть 21 января 2012 года. В тот же день власти получили свидетельские показания от четырех очевидцев и осмотрели место преступления. Уголовное дело было возбуждено только через десять дней после того, как заявители подали жалобу 21 января 2012 года, несмотря на полученные доказательства.

ЕСПЧ принял во внимание, что заявители не могли оперативно реагировать на упущения расследования дела из-за задержек в принятии необходимых мер и постоянную критику со стороны контролирующих органов, а также невозможность национальных судов давать конкретные указания следственным органам из-за отсутствия такого процессуального порядка.

12 июля 2016 г. ЕСПЧ присудил заявителям 120.000 евро в качестве компенсации морального вреда и 3.000 евро на возмещение юридических расходов и издержек.


2) Малика Юсупова против России.

23 марта 2002 года Арби Юсупов и второй заявитель ехали через мост, расположенный в центре города Гудермеса, Чечня. На мосту братьев остановила группа вооруженных военных, им приказали выйти из машины и затем их посадили в БТР. Военные надели на глаза братьев повязки и затем на БТРе отвезли в центр Гудермеса в неустановленное место, откуда их увезли на микроавтобусе УАЗ в подвал. В подвале братьев содержали в отдельных камерах.

Второй заявитель был освобожден через четыре дня. Похитители допрашивали его о членах незаконных вооруженных формирований. На пятый день второго заявителя доставили в другой подвал, где он содержался еще один день, и снова допрашивали о членах незаконных вооруженных формирований. Оттуда поздно ночью 27 марта 2002 года его отвезли в сельскую местность и отпустили, он вернулся домой 28 марта 2002 года.

Родственник заявителей Арби Юсупов пропал без вести после задержания 23 марта 2002 года.

Заявители жаловались по ст. 2 Конвенции, что их родственники исчезли после задержания агентами Государства и что власти в связи с этим не провели эффективное расследование.

Заявители по жалобе Малика Юсупова подали свою жалобу в ЕСПЧ через семь лет после похищения, совершенного в марте 2002 года. На начальном этапе расследования, то есть до декабря 2002 года следователи из прокуратуры не провели никаких мероприятий до того, как приостановить расследование и передать его в военную прокуратуру. Заявители не были информированы о приостановлении следствия или передаче уголовного дела из одной прокуратуры в другую до февраля 2008 года. Таким образом, в течение пяти лет расследование не проводилось, в то время как заявители продолжали обращаться к властям, пытаясь получить информацию о похищенном родственнике и ускорить разбирательство по делу. Отмечая длительный период бездействия со стороны следственных органов, ЕСПЧ отмечает, что заявители, в свою очередь, заняли активную позицию и проявили явную заинтересованность в разбирательстве дела в течение вышеуказанного периода.

Заявители своевременно предоставили следственным органам подробное описание похищений их родственников, оказывали им содействия в поиске свидетелей и других доказательств.

15 января 2015 г. ЕСПЧ присудил заявителям 10.000 евро в качестве компенсации материального ущерба, 60.000 евро морального ущерба, и 3.000 евро на возмещение юридических расходов и издержек.


3) Дошуева и Юсупов против России.

19 июня 2002 года Иса Юсупов ехал за рулем с Алисаном Бакаевым через поселок Войково в Грозном, когда их автомобиль был остановлен около двадцатью военнослужащими, находящимися в БТРах и двух автомобилях УАЗ. Оказалось, что военнослужащие составляли мобильный военный контрольно-пропускной пункт.

В присутствии нескольких местных жителей Юсупова и Бакаева увезли на БТРах, предварительно завязав глаза. Родственника заявителей, Ису Юсупова, с тех пор никто не видел.

Заявители жаловались по ст. 2 Конвенции, что их родственник исчез после похищения агентами государства и власти не провели эффективного расследования этого дела; по ст. 3 Конвенции, что они испытали душевные страдания в результате исчезновения их родственника и реакцией органов власти; по ст. 5 Конвенции на незаконность задержания их родственника государственными агентами.

ЕСПЧ установил, что заявители знали о том, что власти возбудили уголовное дело по расследованию похищения их близкого родственника, но они не обращались в органы власти в течение почти восьми лет. Такая пассивность указывает, что заявители не ожидали каких-либо важных следственных событий, которые установят местонахождение их родственника, выявление виновных или приведут к значительному прогрессу в раскрытии преступления.

ЕСПЧ отметил, что в течение более восьми лет разбирательства, расследование по факту исчезновения не достигло каких-либо ощутимых результатов и никаких подозреваемые не были идентифицированы. Заявителями не было предпринято никаких дальнейших шагов и не поддерживалась никакая связь со следственными органами.

ЕСПЧ также отметил, что поскольку заявителями являются жена и сын пропавшего без вести лица, можно было ожидать, что они проявят должную осмотрительность и предпримут необходимые инициативы для того, чтобы информировать себя о прогрессе в расследовании.

ЕСПЧ пришел к выводу, что заявители не смогли убедительно оправдать свое бездействие в течение более восьми лет. Суд не считает, что их инициатива в 2010 году в отношении расследования уголовного дела всего за несколько месяцев до их обращения в Суд приводит к любому иному выводу. Соответственно, Суд приходит к выводу, что данная жалоба должна быть отклонена за несоблюдение шестимесячного срока.

ЕСПЧ объявил жалобу Дошуевой и Юсупова против России неприемлемой.



Итак, рассмотренные дела Европейского суда по правам человека приводят к следующим выводам об их приемлемости:


  • Исчерпание внутренних средств правовой защиты по делу;
  • Соблюдение 6-ти месячного срока для обращения в Европейский суд. Как правило, шестимесячный период начинается с даты принятия окончательного решения в процессе исчерпания внутренних средств правовой защиты.
  • Заявители должны продемонстрировать определенный уровень активности и инициативы и подать жалобу без необоснованной задержки;
  • Заявителя должны предпринять соответствующие шаги, чтобы следить за ходом расследования или его отсутствием, и подать жалобу в разумно короткий срок после того, как им стало или должно было стать известно об отсутствии эффективного расследования уголовного дела.
  • Заявители должны показать в своих действиях заинтересованность и в какой-то мере настырность в ходе расследования дела об исчезновении их родственника.