Критерии успешности дел о смерти людей в результате бомбардировки или артобстрела
Самое первое постановление ЕСПЧ по делам из Чечни было вынесено в 2005 году, и оно касалось артобстрела колонны гражданских лиц на трассе Ростов — Баку в 1999 году. В жалобе "Исаева, Юсупова и Базаева против России" (57947/00; 57948/00; 57949/00) три родственницы жертв заявили о гибели людей в результате бомбардировки федеральных сил и об отсутствии должного расследования этого преступления. В своем постановлении ЕСПЧ признал нарушение материальной и процессуальной частей Статьи 2 (право на жизнь) и присудил заявительницам компенсацию материального и морального ущерба.

Так как смерть людей по вине агентов государства не является длящимся нарушением, в отличие от дел об исчезновениях, то промедление с подачей жалобы оказывает негативное влияние на решение ЕСПЧ. И этот критерий оказывается важным для дел о смерти в результате бомбардировки или артобстрела. В деле "Исаева, Юсупова и Базаева" нарушение имело место в 1999 году, жалоба в Страсбург была подана в 2000 году, и в 2005 году Европейский суд огласил свое постановление. Чем больше промежуток между нарушением и датой подачи жалобы в ЕСПЧ, тем меньше шансов на положительное решение Суда.

Рассмотрим другие критерии успешности дел о смерти людей в результате артобстрела или бомбардировки и обратимся к анализу решений Европейского суда по правам человека по аналогичным делам.

Жалоба "Тайсумов и другие против России" (21810/03):
нарушение произошло в 2002 г.,
жалоба подана в ЕСПЧ в 2003 г.,
постановление ЕСПЧ вынесено в 2009 г.

7 сентября 2002 года примерно в 22.10 начался артиллерийский обстрел в с. Чечен-Аул Грозненского района Чечни. В результате попадания снаряда во дворе собственного дома были убиты Казбек Тайсумов (30 лет), Зулпат Эскирханова (24 года) и их старшая дочь Айшат (3 года).

Заявитель — отец и дедушка погибших — жаловался на нарушение материального аспекта Статьи 2 Конвенции и утверждал, что было нарушено право на жизнь его близких родственников, которые погибли после артиллерийского удара российских вооруженных сил по их дому. Заявитель также жаловался на нарушение процессуального аспекта Статьи 2 Конвенции, так как не было проведено эффективного расследования обстоятельств их смерти.

После происшествия заявитель сразу же обратился в прокуратуру и затем неоднократно обращался в государственные органы различных уровней как лично, так и посредством письменных обращений. С момента начала расследования до обращения в ЕСПЧ прошло около 1 года. За это время документально подтвержденная переписка заявителя составила почти 20 запросов и ответов. Из ответов властей видно, что заявитель обращался в различные инстанции не только письменно, но и устно.

Такая активная позиция стала для ЕСПЧ убедительным доказательством того, что средства защиты, которые были доступны заявителю на национальном уровне, оказались неэффективными.

14 мая 2009 г. ЕСПЧ признал, что имело место нарушение Статьи 2 Конвенции и в материальном и в процессуальном аспектах, и присудил компенсацию морального и материального ущерба.


Жалоба "Удаева и Юсупова против России" (36542/05):
нарушение произошло в 2000 г.,
жалоба подана в ЕСПЧ в 2005г.,
постановление ЕСПЧ вынесено в 2010 г.

17 октября 2000 года Али Удаев, 1990 г.р., и Рамзан Юсупов, 1988 г.р., шли домой из школы по улице Объездная г. Урус-Мартан, которая проходила между местным кладбищем и полем. Примерно в 16 часов с той стороны, где располагались российские войска, был выпущен снаряд, и жители услышали взрыв. Жители села, которые бросились к месту взрыва, нашли там фрагменты тел Али Удаева и Рамзана Юсупова.

30 октября 2000 года родственники заявителей обратились с письменной жалобой в военную комендатуру Урус-Мартановского района и попросили власти провести эффективное расследование обстоятельств смерти Али Удаева и Рамзана Юсупова; ответа на жалобу так и не поступило. В период с 30 ноября 2000 года по 11 февраля 2005 года заявительницы не получали никакой информации от следственных органов о ходе уголовного дела несмотря на постоянные обращения. В феврале 2005 г. заявительницы обратились в районную прокуратуру жалобу с просьбой представить информацию о ходе уголовного дела и разрешить доступ к материалам расследования, на что был получен отказ. 23 июля и 7 августа 2008 года из прокуратуры Чечни сообщили заявителям, что дело о гибели их сыновей расследуется и что 7 августа 2008 года расследование было приостановлено.

По словам заявительниц, в течение всего хода расследования власти не информировали их о прогрессе по делу и лишили их доступа к материалам следствия.

Заявители обратились в Европейский суд с жалобой на нарушение материального аспекта Статьи 2 Конвенции и утверждали, что было нарушено право на жизнь их сыновей, которые были убиты военнослужащими в октябре 2000 года. Заявители также жаловались на нарушение процессуального аспекта Статьи 2 Конвенции, так как не было проведено эффективного расследования обстоятельств смерти Али Удаева и Рамзана Юсупова.

Европейский суд отметил в своем постановлении, что заявительницы обратились в соответствующие правоохранительные органы сразу после гибели их сыновей, и что расследование находится на стадии рассмотрения с 17 октября 2000 года.

Европейский суд отмечает, что заявительницы требовали пересмотра постановления следственных органов в судебном порядке в контексте исчерпания внутренних средств правовой защиты. Следствие по делу приостанавливалось и возобновлялось несколько раз, и что имел место длительный период бездействия районной прокуратуры в ходе производства данного расследования. Эффективность расследования была подорвана на ранней стадии производства неспособностью властей принять необходимые следственные меры и установить существенные обстоятельства инцидента.

Суд посчитал, что не была установлена причастность силовых структур к смерти Али Удаева и Рамзана Юсупова в соответствии с требуемым стандартом доказательства «вне разумного сомнения». Тем самым Суд считает, что в данном деле нарушена процессуальная часть Статья 2 Конвенции, но суд не признал нарушения Статьи 2 в ее материальном аспекте. По этой причине заявительницам была присуждена меньшая сумма компенсации, чем в делах, где признаны оба аспекта Статьи 2.

Жалоба "Сериевы против России"(20201/05):
нарушение произошло в 2002 г.,
жалоба подана в ЕСПЧ в 2005 г.,
постановление вынесено в 2010 г.)

26 декабря 2002 г. снаряд попал в дом заявителей, задел Билкис Асхабаеву и тяжело ранил ее. Она умерла в тот же день от полученных травм. На следующий день 27 декабря 2002 г. прокуратура начала расследование по делу о смерти. 25 ноября 2004 г. уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления в действиях военнослужащих. В постановлении говорится, что снаряд попал в жилой дом по технической неисправности, и поэтому гибель Билкис Асхабаевой произошла при несчастном случае. Заявители были уведомлены об этом, но не обжаловали данное решение.

Дело также рассматривалось военной прокуратурой, которая 3 июня 2005 г. также приняла решение прекратить производство по данному уголовному делу на основании отсутствия состава преступления и в связи с применением к военным акта об амнистии. Заявители это решение тоже не обжаловали.

Заявители обратились в Европейский суд с жалобой на нарушение материального аспекта Статьи 2 Конвенции и утверждали, что было нарушено право на жизнь Билкис Асхабаевой, которая погибла после артиллерийского удара российских вооруженных сил по их дому. Заявители также жаловались на нарушение процессуального аспекта Статьи 2 Конвенции, так как не было проведено эффективного расследования обстоятельств смерти Билкис Асхабаевой.

Европейский суд в своем решении отметил, что заявители не оспаривали ни решение следователей, что смерть Билкис Асхабаевой наступила в результате несчастного случая, ни их другое решение о прекращении уголовного дела на основании отсутствия состава преступления и применения к военнослужащим акта об амнистии.

Заявители подали и выиграли гражданский иск против войсковой части, ответственной за смерть Билкис Асхабаевой. И Суд считает, что, подав гражданский иск на возмещение ущерба, заявители исчерпали внутригосударственные средства правовой защиты, так как получили компенсацию по данному иску. В этих обстоятельствах Суд решил, что заявители больше не могут утверждать, что были жертвами нарушения Конвенции.

Жалоба заявителей на нарушение статьи 2 Конвенции в связи с гибелью Билкис Асхабаевой была отклонена как явно необоснованная.


Итак, рассмотренные дела Европейского суда по правам человека приводят к следующим выводам об их приемлемости:

  • Исчерпание внутренних средств правовой защиты по делу;
  • Соблюдение 6-ти месячного срока для обращения в Европейский суд. Как правило, шестимесячный период начинается с даты принятия окончательного решения в процессе исчерпания внутренних средств правовой защиты. В случае с убийством и гибелью человека, Суд не признает уважительными задержки с обращениями в государственные органы по факту инцидента;
  • Заявители должны продемонстрировать определенный уровень активности и инициативы и подать жалобу без необоснованной задержки;
  • Заявителя должны предпринять соответствующие шаги, чтобы следить за ходом расследования или его отсутствием, и подать жалобу в ЕСПЧ в разумно короткий срок после того, как им стало или должно было стать известно об отсутствии эффективного расследования уголовного дела;
  • Заявители должны показать в своих действиях заинтересованность и настойчивость в ходе расследования дела об убийстве их родственника.