Устные истории. МЕСКЕР-ЮРТ, 14 НОЯБРЯ 2002 года
Людмила Польшикова

Рабочие материалы к докладу "Координаты пространства насилия в устных свидетельствах жертв второй чеченской войны" для международной конференции Chechnya – Rationales of Violence and War Experience (Paris, 22-23 octobre 2012)
По официальной статистике за годы второй чеченской кампании из села Мескер-Юрт были безвестно похищены 58 человек. Мы работали с заявителями из этого села с 2002 года.

В этой публикации я привожу полный текст интервью с Луизой Магамадовой. Мы встречались с ней 6 апреля 2003 года, когда все попытки найти мужа Висхажди оказались безрезультатными.

По делу о похищении Висхаджи Магомадова Европейский Суд вынес постановление и признал, что к его насильственному исчезновению и предполагаемому убийству причастны агенты государства.

Я, Магамадова Луиза Абдулбековна, шестьдесят четвертого года рождения. Муж мой – Магамадов Вис-Хаджи, 1962 года рождения.

В месяце ноябре, четырнадцатого утром он как раз встал. Он стал молиться в это утро, как обычно молятся. Он встал, вышел, приготовился к намазу. Муж был тогда с нашим соседом. Муж не пьет, не курит. Молился. Уразу он держал. Три месяца держал. Этот месяц был третий. Утром под рассвет обязательно нужно молиться. Обычно так, которые молятся, они всегда утром молятся, когда на улице темно. Он в это время подготавливался к молитве.

И в этот день, в это утро я спала, не чувствовала, как БТРы приблизились к воротам. Они открыли ворота. И я шорох услышала. И в это время, как будто они знали, как у нас закрываются ворота, сами открыли их. Как тараканы налетели во двор.

Техника на улице осталась. Потом они окружили, оцепили весь мой дом вокруг, чтобы никто на помощь не пришел. И трое ко мне зашли. У меня дверь была, конечно, открытой, потому что я в тревоге, постоянно в тревоге была. Я как-то или забыла, не знаю. Но у меня открыта осталась дверь. И они ворвались. Не шумно, а зашли они ко мне. У меня дети все спали, они фонариками посмотрели на всех. Обвели фонариками. Темно было в комнате, это было половина пятого.

"Тут дети, отваливаем", — сказал один русский. И они выходили. Они все были в камуфляжной форме, в масках. Все вооруженные были. У них бронежилеты были. Снайпер заходил, у него такой ствол, фонарик был под этим оружием. Я не знаю, как это оружие называется, но я знаю, что там бинокль был вверху и снизу этот фонарик. И он на всех, это самое… смотрел. А меня обругал.

Дети не проснулись, я проснулась. Я спросила у одного из них: "Ребята, что вам нужно?". А мне этот русский ответил: "Сука, ложись, а то застрелю". Я все равно встала, опять отправилась за ними в коридор. Как я к двери подошла, он меня сразу обругал опять: "Кому сказал, сука, а то сейчас застрелю туда-сюда". Взял какой-то баллончик, я не знаю, я первый раз видела. Это как дезодорант, не знаю, такой толстый. Он кольцо вынул и на меня газом. Я сразу закрыла дверь, чтобы газом не дыхнуть. И я хотела выйти, но он дверь не отпускал, не выпускал меня.

Потом я посмотрела, думала: «Вот напротив дом, где муж с соседом», — и я молилась, чтоб они не зашли туда. Но они заскочили, обоих на пол. Мой так явно не может выкрикнуть и не может нагнуться. Я не знаю, что они там искали, все перерыли, все там на пол вытрясли. У меня был там сахар немножко, килограмм десять в мешке. Этот сахар полностью по комнате, как будто специально, разбросали. Уже сахар не сахар был. В грязь весь втоптали. Хорошо, что у меня там нет ничего, пустые комнаты. Они чего-то там кричали, мой муж кричал: "Чего ты там делаешь?". И босиком его вывели. Было темно, моросило, холодно было. Как будто зимой. Моросило. Дождик был. Маленький дождик был.

Выбежала я, и они меня не пускали. И босиком по грязи они его забрали. Схватили: "Бегом, бегом, бегом, бегом". Быстро отвели их к БТРу, повели их туда. И в это время как они все побежали. И за ними я тоже побежала. Но они все равно. Я кричала: "Ну, скажите за что, зачем?". Плакала, кричала. Но все равно они меня матом обругали: "Пошла ты туда-сюда". Грязными словами. И после моих криков все там соседи встали. Темно было, они даже вот думали: "Кого же забрали?". Как услышали мой голос, сразу, говорят, поняли, что забрали мужа моего. И даже они во двор, вот когда они вышли на дорогу, даже соседи боялись подойти ко мне. Вот в страхе были все люди. Каждую ночь одного забирали, другого забирали. И боялись.

Сколько их было? Пять, шесть, семь, восемь… ну, человек десять. Их же еще в БТРах было много. Двое БТРов было у нас. А после, когда я спросила у золовки, она недалеко живет. Вот она заметила, как четыре БТРа въехали. Последний там дом у нее. Она и сказала, что четверо БТРов въехали в село, и сама думала: "Кого же они хотят забрать?" Вот, думала сама, как будто предчувствие у нее было. Когда они выехали, то куда-то в Гудермес, в эту сторону поехали. Так золовка сказала.

После это я ничего о нем не знаю. Повсюду родственники искали. Но все равно бесполезно было. Вот так они и забрали его.



Данные о личностях задержанных и пропавших были предоставлены АНО "Астрея" родственниками, обратившимися к нам с соответствующими письменными заявлениями, или были получены из общедоступных источников.
По делу о похищении Висхаджи Магомадова Европейский Суд вынес постановление и признал, что к его насильственному исчезновению и предполагаемому убийству причастны агенты государства.

Европейский Суд неоднократно признавал, что жители села Мескер-Юрт были похищены военными. Вот список постановлений ЕСПЧ о похищениях, совершенных в 2002 году из села Мескер-Юрт:
жалоба Amanat Ilyasova and Others v. Russia (№27001/06) касается похищения и последующего исчезновения Мусы Ильясова 11 августа 2002 года;
жалоба Ilyasova and Others v. Russia (№1895/04) касается похищения и исчезновения Адама Ильясова 15 ноября 2002 года;
жалоба Petimat Magomadova v. Russia (№36965/09) касается похищения и исчезновения Бувайсара Магомадова 27 октября 2002 года;
жалоба Aliyeva and Dombayev v. Russia (№67322/09) касается похищения и исчезновения Апти Домбаева 4 ноября 2002 года;
жалоба Kosumova and Others v. Russia (№27441/07) касается похищения и исчезновения Абдулы Касумова 21 ноября 2002 года;
жалоба Тakhayeva and Others v. Russia (№23286/04) касается похищения и последующего исчезновения Аюба Тахаева 13 ноября 2002 года;
жалоба Ortsuyeva and Others v. Russia (№ 3340/08) касается массовой зачистки с 21 мая по 11 июня 2002 года, в которой были похищены 17 жителей села Мескер-Юрт.