"ВОЛОДИНА ПРОТИВ РОССИИ"
Европейский суд вынес первое постановление против России по делу о домашнем насилии и дискриминации женщин
Постановление «Володина против России»
Дискриминация женщин, пострадавших от насилия в семье, - результат бездействия/ неэффективности Государства… или преступное пренебрежение Государством права на жизнь и безопасность или...
Теперь государство должно предложить общие меры во внутреннем правовом порядке, чтобы подобные нарушения не повторялись.
Что сказал суд
«» - цитата, пункт
Суд признал, что власти нарушили:
Статью 3 (запрет пыток и жестокого обращения), поскольку…
Статью 14 (запрет на дискриминацию по признаку пола), поскольку

Почему это важно
  • Первое решение ЕСПЧ по домашнему насилию в России.
  • Впервые по России Суд признал, что государство проявляет дискриминацию по отношению к женщинам.
  • Суд оценил все действующие когда-либо в Российской Федерации правовые режимы по домашнему насилию (тут линк к блоку 8) и решил, что ни один из них не был способен защитить пострадавшую . (а можно это проще перефразировать?) Сегодняшнее законодательство не способно защитить жертв домашнего насилия?
Исполнение Постановления
  • выплатить справедливую компенсацию в размере ??
  • Обеспечить эффективное расследование жалоб Валерии Володиной. (в национальных судах РФ)
  • принять меры, чтобы подобные нарушения не повторялись
Будет ли Россия исполнять
  • По 230 делам Правовой инициативы власти уже выплатили все назначенные компенсации.
  • В течение 6 месяцев после вступления Постановления в силу Правительство РФ должно представить в Комитет Министров Совета Европы План действий по предотвращению таких нарушений в дальнейшем.
О домашнем насилии
Домашнее насилие в России - ответственность властей.

Безнаказанность ведет к росту насилия.
Статистика 2018 года о домашнем насилии в РФ
1044 преступлений
по ст. 117 УК РФ (истязания) зарегистрировано в сфере семейно-бытовых отношений = из них
903 (86,49%) в отношении женщин и 203 (19,44%) в отношении несовершеннолетних
658 женщин и 35 детей
признаны потерпевшими по ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью)
1464 женщины и 50 детей
признаны потерпевшими по ст. 112 УК РФ (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью)
2592 женщины и 276 детей
признаны потерпевшими по ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью)
Что случилось с Валерией




Валерия Володина познакомилась с С. в 2014 году.

1 января 2016 года Валерия впервые обратилась в полицию с заявлением об избиении, однако никакого дела возбуждено не было. Валерия ушла от С., однако тот сначала выслеживал ее, умолял вернуться, потом перешел к угрозам. С. угрожал Валерии убить ее сына от первого брака, если она не вернется к нему. В полиции Валерии ответили: «Вы что хотите, чтобы вашего ребенка по полиции затаскали?». Участковый также сказал, что это станет известно в гимназии, где учится ребенок, и у него «будут проблемы».

В январе 2016 года Валерия переехала в Москву, чтобы скрыться от С. Он выследил ее и силой увез в Ульяновск, сказав, что «теперь мы будем жить вместе, и у нас все будет хорошо». Спустя несколько месяцев Валерии удалось освободиться, она написала заявление в полицию на похищение, однако не получила никакого ответа.

25 января 2016 года после очередного избиения Валерия попала в больницу, где ей пришлось сделать аборт, так как С. бил Валерию в живот. В больнице она сообщила участковому, что ее избил С., однако и в этот раз никакого дела не возбуждалось.
18 мая 2016 года С. вновь избил и душил Валерию, она обратилась в полицию и прошла экспертизу, которая зафиксировала травмы на лице, шее, руках и ногах. Однако в возбуждении уголовного дела вновь было отказано. Валерия уехала в Москву, потому что в Ульяновске С. «буквально жил в подъезде ее дома, не давал работать, писал жалобы руководству кафе, где она работала, представляясь [недовольным] клиентом». С. создал в социальной сети ВКонтакте фейковый аккаунт с данными Валерии, добавил в друзья одноклассников ее сына, ее родственников, классную руководительницу сына и начал выкладывать на этой странице интимные фотографии Валерии. По жалобе Валерии на вмешательство в частную жизнь было отказано в возбуждении уголовного дела.

30 июля 2016 года С. вновь нашел Валерию в Москве. С. подкараулил Валерию у подъезда ее дома, начал душить, на шум сбежались соседи. «Он сказал, что это семейные дела, но я попросила соседей не оставлять меня с ним одну, пока не приедет полиция», - рассказывает Валерия. Полиция приехала, однако и здесь в возбуждении уголовного дела было отказано.

В августе 2016 года С. перерезал тормоза на ее автомобиле, припаркованном возле дома. Полиция осмотрела автомобиль, однако предложила Валерии самой «сделать независимую экспертизу, чтобы доказать ущерб», после чего отказали возбуждении уголовного дела. На заявление о покушении на убийство также был получен отказ.
Отказ в возбуждении дела в связи с побоями полицейские мотивировали тем, что это дело частного обвинения, и она должна самостоятельно обратиться к мировому судье. Однако именно в то время побои были отнесены к частно-публичному обвинению и дело должна была возбудить полиция, однако полицейских не обучили поправкам.

В сентябре 2016 года Валерия обнаружила под подкладкой своей сумки зашитое устройство с сим-картой, предположительно GPS-трекер. Обращение в Следственный Комитет по этому вопросу не дало результатов.

6 марта 2018 года только после коммуникации жалобы Валерии в ЕСПЧ власти возбудили уголовное дело по статье 137 Уголовного кодекса «Нарушение неприкосновенности частной жизни» по факту распространения личных фотографий Валерии без ее согласия в социальной сети ВКонтакте. Подозреваемых в этом уголовном деле нет, однако С. был допрошен в качестве свидетеля.

21 марта 2018 года Валерия вызвала такси от своего дома. Спустя некоторое время она заметила, что за такси едет машина С., он подрезал таксиста, вышел из машины, вытащил Валерию и поволок ее к своей машине. Валерия брызнула в С. газовым баллончиком, он вырвал ее сумку, сел в свою машину и уехал.
Валерия обратилась с заявлением в полицию, таксист дал свидетельские показания. Однако в возбуждении уголовного дела по факту грабежа было отказано, т.к. спустя несколько дней С. и его адвокат привезли в отдел полиции телефоны Валерии, которые однако были испорчены, а паспорт был подброшен в ее почтовый ящик. В связи с тем, что телефоны были разбиты С., следователь не смог признать доказательством угрозы, которые Валерия получала в сообщениях. В возбуждении дела по факту угроз было отказано.
Валерия обратилась с заявлением о госзащите в рамках единственного возбужденного на этот момент уголовного дела по ст. 137 УК РФ.

16 апреля 2018 года в госзащите было отказано. Полиция на ходатайство Валерии о госзащите и жалобы на домашнее насилие ответила:


«…потерпевшей гражданке Володиной реальных угроз безопасности…со стороны С… не установлено. Все ранее заявленные Володиной В.И. угрозы, являются результатом их личных неприязненных отношений, а также ревности со стороны С.»
Валерия получила также отказ в применении к С. меры пресечения в виде запрета определенных действий (ст. 105.1 УК РФ), введенный в действие в апреле 2018 г. В своем заявлении она просила запретить ему приближаться к ней, ее дому, работе, а также отправлять сообщения.
На ходатайство о проведении С. психолого-психиатрической экспертизы следователь также ответил отказом, указав на то, что «самостоятельно направляет ход расследования».

На сегодняшний день расследование уголовного дела по ст. 137 УК РФ приостановлено "в связи с невозможностью установить лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности". На жалобы о побоях, угрозах и слежке вынесены отказы в возбуждении уголовных дел.

Независимое психологическое обследование показало, что Валерия страдает от серьезной психологической травмы, возникшей как в результате причиненного ей насилия, так и чувства беспомощности. Специалист отмечает у Валерии признаки «чрезвычайной тревоги, проявляемой неконтролируемым плачем, сопровождаемым дрожанием рук… [она] постоянно находится в состоянии тревоги за свою жизнь и жизнь своих близких...сталкивается с мыслями от самоубийства ... и до побега… Механизмы преодоления травмы ведут к ...отсутствию инициативы, унынию, отчаянию и разочарованию». У Валерии зафиксированы «крайние пограничные состояния....сильное психическое истощение, признаки апатии, соматического расстройства, невроза и рецидивирующего депрессивного расстройства».
Семь шагов против домашнего насилия
1. Ввести систему срочных запретов на контакт нарушителя с пострадавшей (охранные ордера) и ввести серьезное наказание за несоблюдение запрета.

2. Обязать нарушителя покинуть общий дом на определенный срок. Когда и если это невозможно, то обеспечить безопасное место и экстренную помощь пострадавшей и детям. (если они есть).

3. Ввести уголовную ответственность за насилие в семье в рамках публичного обвинения, предоставить пострадавшей бесплатную юридическую, психологическую и социальную помощь.

4. Готовить полицейских, врачей, психологов, судей, социальных работников по специальным стандартам взаимодействия между ведомствами.

5. Исследовать проблему домашнего насилия и вести детальную статистику.

6. Поддерживать активное участие мужчин в действиях по борьбе с насилием в отношении женщин, осуществлять информационно-просветительскую работу среди населения о видах насилия, его последствиях и механизмах помощи пострадавшим.

7. Вести образование и воспитание мальчиков и девочек без стереотипов и на основе равенства между полами.
Почему закон не защищает
В Российской Федерации действовало три правовых режима и ни один эффективно не защищал от домашнего насилия
В Российской Федерации действовало три правовых режима и ни один эффективно не защищал от домашнего насилия
Во всех режимах:
  • пострадавшей не предоставляется бесплатная юридическая помощь, а нападавший имеет право на адвоката от государства;

  • пострадавшей не предоставляется психологическая и социальная помощь, а нападение в семье (в отличие от уличного) вынуждает пострадавшую искать и новый дом, и поддержку, и существенно менять жизнь;

  • дело не возбуждается, если пострадавшая не пишет заявление, и полиция не выясняет, вызван ли отказ написать заявление угрозами со стороны нападавшего; хотя на теле пострадавшей имеются видимые телесные повреждения, а с жалобами на крики и удары в полицию обращаются родственники или соседи;

  • дело прекращается, если пострадавшая заявит о примирении с нападавшим, суд не обязан проверять, было ли примирение вызвано угрозами.

До июля 2016
дела о побоях относились к частному обвинению
Почему это не способно защитить от домашнего насилия

  • полиция возбуждает дела о побоях и пострадавшая должна самостоятельно собрать доказательства, получить медицинскую экспертизу и обратиться к мировому судье, поддерживая обвинение.

В деле Валерии полиция, ссылаясь на эту статью, отказывала ей в помощи, даже когда речь шла о более серьезных телесных повреждениях и попадании в больницу.
С июля 2016 по конец января 2017
дела о побоях относились к частно-публичному обвинению
Почему это не способно защитить от домашнего насилия

  • дела возбуждаются по заявлению пострадавшей, но проводить расследование и передавать дело в суд должна полиция.

В деле Валерии С. в этот период напал на нее 3 раза: 30 июля 2016, 1 августа 2016 и 3 августа 2016. Но полиция не знала о поправках и отказала в возбуждении уголовного дела со ссылкой на старое законодательство, которое на момент нападений на Валерию уже не действовало.
С конца января 2017 по настоящее время
дела о побоях в семье перестали быть уголовным преступлением и преследуются по Кодексу об административных правонарушениях
Почему это не способно защитить от домашнего насилия:

  • наказание не обеспечивает "сдерживающего эффекта", в большинстве случаев нападавшему назначается штраф 5000 руб;

  • уголовная ответственность за второй эпизод насилия наступает только, если полицейский составил протокол о первом нападении и с момента назначения штрафа прошло не более года;

  • в случае второго эпизода в течение года дело будет возбуждаться по правилам частного обвинения.

В деле Валерии полиция "по привычке" вынесла отказ в возбуждении уголовного дела, не рассмотрев вопрос о привлечении С. хотя бы к административной ответственности. Таким образом, даже в случае повторного избиения, речи об уголовной ответственности идти не может.