Архив устных свидетельств
Людмила Польшикова,
Введение к докладу "Координаты пространства насилия в устных свидетельствах жертв второй чеченской войны" для международной конференции Chechnya – Rationales of Violence and War Experience (Paris, 22-23 octobre 2012)
Фрагмент опросника из практического руководства по защите прав для жителей Северного Кавказа. Разработан в 2002 году.
Запись устных свидетельств жертв войны в Чечне велась с 2000 года. Сначала это были интервью, сделанные сотрудниками Human Right Watch. С 2001 по 2003 годы в Ингушетии и Чечне работали представители "Правового проекта по Чечне" - SCJI. Беседа с очевидцами проходила по стандартному опроснику, разработанном HRW и SCJI.

За эти годы были собраны записи интервью, которые хранятся в цифровом формате, а также их «твердые» транскрибированные копии (расшифровки). К 2011 году в архиве насчитывалось 284 расшифровки интервью жителей Чечни, пострадавших в ходе второй чеченской кампании.

Первый мой доклад на основе этих интервью был в 2005 году в Центре глобалистики и компаративистики РГГУ (Москва), и тогда я выбрала проблемно-нарративный тип анализа устных свидетельств (oral history). Этот тип анализа показал, что экспрессивной доминантой в оценке мира нашими респондентами является пережитое или переживаемое ими насилие, которое не могло не сказаться на изменении социальных связей людей и на образе мира в целом. Обращаясь к устным свидетельствам, я интересовалась тем, как событие, о котором рассказывается, отражается в сознании рассказчика. О самом событии я как исследователь уже была осведомлена, тем не менее, в интервью имелись бесценные подробности, которые обычно не входят в Statement of Factsк жалобам в Европейский суд по правам человека.

Цель самих интервьюеров состояла в том, чтобы провести мониторинг ситуации, получить конкретные фактические данные о событии и также повлиять на ситуацию, изменить ее доступными средствами. А наши заявители в ходе интервью надеялись повлиять на событие, изменить его, исправить, найти помощь и поддержку у тех людей, которые брали у него интервью.

Все наши респонденты – это жители Чечни, жертвы второй чеченской кампании. 67% респондентов составляют женщины. Это матери, жены, сестры или иные родственницы людей, убитых или пропавших без вести. В два раза меньше интервью мужчин (33%). Среди них отцы и братья пропавших без вести, а также те, кто пережил заключение под стражей и сам стал жертвой насилия.

Фактическая сторона этих интервью, суть преступления, имена жертв, даты и место событий, описание преступников, номера бронетехники, войсковых частей, названия прокуратур, имена свидетелей — все это являлось основанием для подачи жалоб в Европейский суд по правам человека. По делам всех заявителей, с которыми мы работали, уже вынесены положительные решения Европейским судом. Интересы этих людей в ЕСПЧ представляют «Астрея» и/или Фонд SJI.
В качестве обложки к публикации использован фрагмент интервью из архива организации.