Устные истории.
Зачистка в УРУС-МАРТАНЕ 30 августа 2003 года
Людмила Польшикова

Рабочие материалы к докладу "Координаты пространства насилия в устных свидетельствах жертв второй чеченской войны" для международной конференции Chechnya – Rationales of Violence and War Experience (Paris, 22-23 octobre 2012)
30 августа 2003 года в Урус-Мартане в собственном доме военные задержали Ильяса Сагаева, 1972 года рождения. В ноябре 2003 года после безрезультатных поисков отец Ильяса - Имран Сагаев - обратился в "Правовую инициативу" и дал интервью о похищении сына.

В интервью выделяются детали, где Имран Сагаев рассказывает о ночной зачистке, как о самом обычном и рутинном событии в жизни села. Например, он говорит, что "военные через ограду перелезли, и открыли ворота. Они всегда так заходят". Из этой фразы очевидно, что таким способом военные проникали в домовладения жителей Урус-Мартана неоднократно.

Также Имран отмечает, что "их машин не слышно [было]. Где-то оставили, последнее время они дальше оставляют". История второй чеченской войны показывает, что, действительно, к 2003 году в ходе зачисток федеральные силы старались производить меньше шума при задержании.

Совсем не случайно, жители Чеченской республики назвали этот этап контртеррористической кампании "тихой войной".
Имран Сагаев - заявитель по делу "Сагаев и другие против России" (4573/04). Интервью с ним мы сделали в ноябре 2003 года в Назрани. Тогда с момента похищения его сына Ильяса Сагаева (31 год) и внука Юнади Сагаева (15 лет) прошло примерно три месяца. Имран Сагаев очень подробно описывает все, что происходило в доме. В целом от интервью остается ощущение драматической беспомощности родных перед действиями властей в момент спецоперации.

В этой публикации я привожу полный текст интервью Имрана Сагаева о похищении его сына Ильяса.

"Они сначала в ворота вошли. Калитка открыта была, наверное, через ограду перелезли, и открыли ворота. Они всегда так заходят.

Все дома спали, когда я узнал, когда ко мне зашли. Когда в дом дверь ломали, и не чувствовал, и не знал. Так аккуратно оторвали дверь.

Я сам в зале сплю, хозяйка в спальне у больной дочери, она с дочерью спит. Она ничего не видела, кто там говорит, кто ходит, она не выходила. А когда ко мне зашли, то горела лампочка, фонарик, то есть. Я сразу проснулся и на диван. Они мне сказали: «Лежи, лежи». Как это лежать? Вы кто такой и откуда появились? Я сел. Они меня спросили: «Из мужчин кто есть на вашем дворе?» Я говорю: «Два сына: меньший и старший, больше мужчин у нас нет». А эти два уже вышли, два солдата, я с ними вышел, на ступеньки когда стал опускаться, стоит еще солдат с автоматом. Он крикнул: «Зайди, зайди». Я не стал заходить, а [один] потом с автоматом бросился на меня, кричит: «Я сказал, заходи!» Я потом зашел, они и ударить могут, и убить. А там под навесом две комнаты, домик. Там сноха, там мой внук, он недавно родился, месяца 4 назад. И там когда дверь ломали, гвоздодером ломали. Монтировкой. Тогда меня еще не погнали, я им крикнул: «Ребята, не ломайте, они откроют». А больше я ничего не видел. И моя хозяйка не видела, ее предупредили, не выходить.


Сагаев Ильяс Имранович, 1972 г.р., увезен из дома федеральными военнослужащими и исчез после задержания.
[Сын Ильяс был] дома как всегда. Не боялся никого, так как нигде не был замешан. Как обычно, когда он спать ложился, был в спортивных брюках и белой футболке. Больше ничего. Как с постели его подняли, так его и увели. Паспорт с собой забрал. На ноги он одел черные полуботинки, на голове не было ничего. Забрали, отвезли, куда и в каком направлении, ни я, ни моя хозяйка не видели. Я выскочил, меня потом загнали…

Они были в масках. Форма пятнистая. Автомат Калашникова, как их обычно называют, - у каждого, кто был во дворе. Только спросил меня, сколько мужчин на вашем дворе живет. Я ответил, больше они никакой разговор со мной не вели. Сын и семья. Мне не разрешили выходить. Меня не пугали, мы вместе вышли, а потом тот, который около ступенек стоял, тот меня загнал. Я только успел крикнуть: «Ребят, не ломайте, сынок, не ломай, они сами откроют». А он первое, что сделал, ударить не ударил, но готов был. И я вошел в хату. Или так, или так. Это у нас очень много. Кого-то там убили, а я семидесятилетний, бандит уже. У меня уже второй день в телевизорах фотокарточки. Убивают и выдают за бандитов, бандита убили.

А транспорт их, машин, не слышно [было] никакой звук. Где-то оставили, последнее время они дальше оставляют, звук никаких машин я не слышал, и с того дня нахождение этого молодого человека я не могу знать, куда бы я не обратился: в комендатуру, начальнику ФСБ, прокуратуру - везде.

Генеральная прокуратура, куда только не писал…. А это внук Юнади, ему 15 лет всего. Учился. Я пишу Генеральному Прокурору, Селезневу, в Ханкалу, которая за Грозным стоит, начальнику написал еще через 10 дней, чтобы мне объяснили, где мои дети".

Внук Имрана - Юнади Сагаев был задержан 13 сентября 2003 года через две недели после похищения Ильяса. Юнади к этому времени учился в 10 классе средней школы. Ему было всего 15 лет, когда он безвестно исчез после задержания военными.

Аппарат Уполномоченного по правам человека в Чечне ведет специальный список пропавших/похищенных, согласно которому с 1999 по 2008 г. пропали 166 жителей Урус-Мартана. Их судьба на протяжении многих лет неизвестна.

Данные о личностях задержанных и пропавших были предоставлены АНО "Астрея" родственниками, обратившимися к нам с соответствующими письменными заявлениями, или были получены из общедоступных источников